Пока популярность катамаранов в Средиземноморье растет, тримараны по-прежнему можно пересчитать по пальцам. Самый яркий и запоминающийся из них – 42-метровая яхта Adastra

Выглядит как космический корабль, разрезает трехметровые волны на скорости 24 узла, ходит за 10000 морских миль без дозаправки – об уникальных особенностях этой лодки ее владелец, гонконгский магнат Энтони Марден, вызвался рассказать нам лично.

Мистер Марден, почему вы построили не монокорпусную яхту, а тримаран?

Я заинтересовался тримаранами и катамаранами в юности на Карибах, все началось с яхт Spronk на острове Сен-Мартен (нидерландец Питер Шпронк переехал на Карибы в конце 60-х и спроектировал немало просторных и логичных 70-80-футовых катамаранов в 70-х годах, так что у Spronk до сих пор отличная репутация в чартерном флоте на Карибах – прим. ред.). А в 1975 году по пути с Карибских островов домой в Гонконг я твердо решил построить парусный тримаран. Спроектировал его для меня Джон Шаттлворт, с которым мы дружим все эти годы и с которым позже мы построили Adastra. На момент встречи оба мы были молоды и дерзки. Джон тогда, кажется, все еще жил с тещей и взял с меня за работу всего 1000 фунтов. 13-метровую яхту мы построили на Филиппинах – из дерева, с использованием эпоксидной смолы West System – и назвали Mazinga. В течение 30 лет в компании жены и детей я колесил на ней по Юго-Восточной Азии.

Построить судно большего размера тоже было импульсивным решением?

Нет, все эти годы мы говорили с Джоном о большом моторном тримаране с малой осадкой, эффективным расходом топлива, комфортабельным интерьером, высокой мореходностью. Я хотел путешествовать по миру на этой яхте, а если вы действительно хотите обогнуть Землю и при этом вы не то чтобы молоды и бедны как церковная мышь, вам нужна именно моторная яхта. Моя компания (Fenwick Shipping Services – прим. ред) занимается грузовыми перевозками. В 2006-2007 году рынок был на подъеме, так что у меня оказалась определенная сумма денег, которую я решил потратить не на инвестиции, а на что-то значимое и важное. Года два мы обсуждали, какой именно будет яхта, Джон подготовил полный проект 42-метрового тримарана, и мы начали присматриваться к верфям.

Интересно, почему, в итоге, Adastra была построена в Китае?

Я живу в Гонконге, выбранная нами верфь находилась на противоположном берегу Жемчужной реки – в округе Чжухай, совсем рядом с Макао. Строилась Adastra австралийцами. Знаменитая сиднейская компания McConaghy Boats, один из первопроходцев в использовании композитных материалов и создании яхт с высочайшими ходовыми характеристиками (они специализируются на яхтах, участвующих в гонках Rolex Sydney Hobart, Volvo Ocean Race, America’s Cup, – прим. ред.) в тот момент только открыла производство в Китае. Я показал наш чертеж Марку Эвансу, директору верфи. Увидев план, он сообщил, что с радостью построит наш тримаран. Вот только не знает, сколько с меня взять за такое судно. Ну, в общем-то, он быстро сориентировался по деньгам – к цене строительства добавился контракт типа открытая книга (такого рода контракты заключаются при строительстве объектов, финальную стоимость которых изначально невозможно определить – прим. ред). 

Три года ушло на строительство, яхта в итоге обошлась гораздо дороже, чем предполагалось (по данным некоторых источников, речь идет о 15 млн фунтов стерлингов – прим. ред.) Процесс был сложным, в какие-то моменты даже кошмарно сложным, возникали конфликты интересов – в общем, абсолютно нормальные явления для полностью кастомного высокотехнологичного проекта, в который вовлечено множество специалистов – от дизайнера интерьера до электрика.

 

Я иногда ловил себя на мысли, что прошлую яхту мы умудрились построить в куда меньшей компании: Джон выступил и дизайнером, и морским архитектором, он просто передал чертежи, а на верфи ее просто построили. Что ж, с Adastra все было иначе, ее строительство стало колоссальной операцией, но мы справились и устроили отличную вечеринку по окончании процесса.

Каким было ваше первое путешествие и как вы оценили свою новую лодку?

Мы отправились на Филиппины, затем в Индонезию, пересекли Тихий океан с заходом на Фиджи и Таити, далее был Панамский канал. Adastra перешла через Атлантику и оказалась в Средиземноморье. Погодные условия на пути были не самыми благоприятными, яхта доказала свою мореходность и дееспособность. Ну и, конечно, в каждом порту, где она появлялась, будь то на Таити или Майорке, в Греции или Турции, жизнь замирала. Репортеры и просто интересующиеся, туристы и местные – все ее фотографировали и говорили о ней. Но вернемся к мореходности: помимо того что она устойчивая и надежная, она еще комфортабельная и экономичная.

И еще у нее запас хода более 10000 морских миль…

Я бы сказал 13000. Последний раз, когда она пересекла Атлантику с востока на запад, выяснилось, что в баках достаточно топлива для того, чтобы дойти обратно до Сен-Мартена. А это очень неплохой показатель, учитывая, что баки у Adastra рассчитаны на 30000 л (на скорости 10-12 узлов она потребляет 50 л/ч). Так что, если заправиться на Гибралтаре по полной, хватит на все лето. Хорошо, что владельцу совсем не обязательно быть на борту во время этих длительных переходов и заправок. Можно присоединиться уже позже и просто идти на любой скорости, которая нравится. Обычно, конечно, владельцы больших яхт не особо интересуются экономией топлива, но я владею грузовыми судами, это мой бизнес и для меня это важно.

Можно предположить, что вы довольно быстро перестали скучать по своей 13-метровой Mazinga?

Почему же, скучаю иногда. С другой стороны, чего скучать, если она стоит в Маниле и я всегда могу на ней пройтись. Впрочем, после того, как проведешь 30 лет с мокрой задницей на катамаране с открытым кокпитом, считай, в кемпинге, особенно приятно сидеть в салоне Adastra с кондиционированным воздухом и смотреть на ветер, волны и капли дождя в окно. Ты сух и счастлив, а стюард приносит тебе чашку хорошего чая. И тебе все равно, в каком направлении дует ветер – нужном или нет.

У Adastra уникально малая осадка, что хорошо для островных регионов…

Да, салон у нее просторный, как у моторной суперъяхты гораздо большей длины, а вот подводная часть корпуса – скорее как у малого парусного судна. И при этом, повторюсь, она крайне комфортабельная. На ее борту мы с семьей провели много счастливых дней. И дети в полном восторге от нее, и я сам.

Почему, на ваш взгляд, сегодня строится не так много комфортабельных тримаранов для длительных путешествий?

Цена – одна из основных причин этой непопулярности. Хотя не так давно спустили два тримарана чуть большей длины, чем Adastra (имеются в виду 53-метровые тримараны Latitude Yachts Galaxy и Galaxy of Happiness – прим. ред.), они настолько похожи на Adastra, что их французскому дизайнеру пришлось признаться в том, что схожесть эта не случайна. Но для меня, как для яхтовладельца, другие тримараны слишком мощные и в моем понимании не самые мореходные. Adastra на порядок лучше и сильнее, она мой океанический грейхаунд, на борту которой хорошо и пересечь Тихий океан, и встать напротив пляжа на Ибице и Форментере. Ведь если хочется выделиться на фоне остальных, Adastra – вариант идеальный.

Вы многое изменили на борту с момента передачи вам судна?

Нет. Она нам нравится такой, какой она была продумана изначально. Мы просто следим за ее состоянием и неустанно меняем что-то по мелочам – обычное обслуживание яхты.

Сколько морских миль она прошла с вами?

Мне кажется, как минимум расстояние, равное длине экватора.

 

Кто управляет яхтой?

Ее капитан из ЮАР. Вообще, в команде пять человек – все с Филиппин. Это отличные ребята с большим опытом хождения по морям, они не просто моряки, а мои большие друзья.

Вы как-то обмолвились, что хотите продать Adastra, почему?

Да, я всерьез ищу для нее нового владельца, по этому вопросу можно смело связываться со мной напрямую. Почему продаю? Ну знаете, все когда-нибудь заканчивается. Мне скоро 70 лет, и, кажется, я достаточно повидал мир. Хочу сосредоточиться на Юго-Восточной Азии (я здесь еще не все видел!). Для локальных путешествий у меня есть другая яхта – 41-метровая стальная Hang Tuah, спроектированная знаменитым дизайнером Найджелом Айренсом (Nigel Irens Design – прим. ред.). А Adastra, я знаю, будет прекрасно себя чувствовать и без меня – и в Майами, и на Ибице, и на удаленных тихоокеанских островах. В общем, везде. Я купил и продал немало яхт за свою жизнь и хочу, чтобы Adastra принесла пользу не только мне.

Где Adastra сейчас?

Она только что пришла на остров Сен-Мартен. Китайский новый год она встретит на Карибах. Может, пойдем на Багамы, может, заглянем в Майами, а после посмотрим. В принципе, мне давно нравится идея с морем Кортеса.